ЧТО ПРОИСХОДИТ С ПРОЕКТАМИ
В КОРПОРАТИВНЫХ СЕГМЕНТАХ

По материалам круглого онлайн-стола
Павел Куделин
Модератор встречи
Независимый эксперт и консультант в области PROAV. Руководитель команды БЮРО AV решений
Александр Железняков
Участник встречи
Sales инженер компании Panasonic
Андрей Григорьев
Участник встречи
Продакт-менеджер отдела интеграционных продуктов компании Auvix
Андрей Коваленко
Участник встречи
Исполнительный директор ПайкМедиалаб
ОГЛАВЛЕНИЕ
ОБЩАЯ СИТУАЦИЯ
Про что интересное можно думать интегратору в последнее время в контексте корпоративных решений?
Как будто бы настал момент, когда, кажется, все понятно: например, если есть конференц-зал, можно взять камеры Panasonic. Можно ли чем-нибудь сейчас реально удивить клиентов, предложив что-то новое?


Александр Железняков: Так как Panasonic и тот отдел, который я представляю, занимается изначально оборудованием для полновесной, полноценной телевизионной работы и реалити-шоу, первое, что мы берем – это картинку.
Мы одни из немногих, по факту эксклюзивно, кто на рынке предлагает камеры с качеством контента 10 бит, цветопредставлением 4:2:2. Многие пишут про FullHD, но мы конкретно говорим (и демонстрируем это на семинарах), что наша камера выдает тысячу телевизионных линий, то есть реальное разрешение, которое человек может увидеть своими глазами, а не просто посчитать по шаблону Байера из мегапикселей.

Во-первых, это технология. Во-вторых, мне кажется, сейчас все больше и больше – это гибкость подключения, то есть камера может закрывать сразу большое количество задач. Особенно хорошо это раскрывается в театральных и корпоративных вариантах, когда нужно отснять здесь и сейчас, вывести контент на дисплеи, параллельно отдать поток в интернет, плюс еще предоставить техническую информацию людям, которые работают на мероприятии.
Зачем брать камеры Panasonic, если на рынке много предложений по более низкой цене?
Многим заказчикам подходит картинка, которую условно выдает средний дешевый производитель. Есть ли сейчас действительно существенная разница в качестве изображения, которую увидит среднестатистический человек, не пользователь телевидения и не бродкастер?
Александр Железняков: На самом деле, кило изюма разница. В прекрасном проекте ДОМ 2 её можно четко увидеть. Картинка, где используются камеры начального ценового диапазона (наши же, 40-е, например), и параллельно включается картинка со 130-й камеры, на мой взгляд, визуально достаточно сильно отличается. В последнем случае нет появлений муара, цветовых искажений, хроматики. Обычный человек, когда ему выводят live-сигнал, может это видеть.
Другой момент, что нужно понимать, что если брать для интернет-трансляции поток 1 Мб и ужимать его, или использовать камеру для зума, вся эта магия качества рассыпается. Чудес не бывает – вопросы компрессии достаточно критичны. Но если мы сохраняем тракт, правильно выстраиваем рабочий процесс, то все замечательно.

Понимаю, что есть разный формат людей. Может быть, тот сегмент, в котором присутствует компания Panasonic, где мы занимаем лидирующие позиции, достаточно трепетно относится к качеству картинки. Люди звонят и говорят, что да, есть камеры дешевле, но мы хотим качество: «Мне нужно, чтобы камера хорошо показывала в темноте, чтобы она не шумела». Наши заказчики уже понимают такие моменты, знают, что такое динамический диапазон или «залипы» на лице, когда все в пересвете, например.
Здесь есть еще один важный момент. Любой проект начинается с визуальной части. Мы поставили мощный, большой и красивый проектор, отличные диодные огромные экраны, и туда выводится картинка члена правления чего-нибудь. Этот господин видит себя, мягко говоря, не так, как в зеркале в жизни. И ты ему не объяснишь: «Зато вам поставили камеры, которые в интернет отлично скинут сигнал!» - здесь и сейчас человек недоволен тем, что видит.
Андрей Григорьев: Поддерживаю по поводу того, что многим заказчикам якобы не важно качество. Нет, качество очень даже важно! Банально, когда мы дома смотрим контент на YouTube – какое качество картинки выбираем, нажимая колесико? Вряд ли это 720 или 480, точно FullHD и выше – особенно если дома телевизор нормального формата.

Сегодня большое количество клиентов переходят на удаленку – какие есть перспективы развития рынка?
Например, Ростелеком планирует оставлять от 15 до 20% сотрудников дома. Грубо говоря, мы уже имеем довольно сильное изменение рынка труда. В свете этого какие решения сейчас предлагать? Допустим, приходит компания и говорит, что хочет сделать мобильные переговорные комнаты или поставить оборудование дома у ключевых сотрудников.





Андрей Григорьев: В принципе делать прогнозы – дело неблагодарное, потому что, сами понимаете, если они не сбудутся, то какой из тебя прогнозист? А если сбудутся, то люди могут встать в очередь, что называется, не отобьешься.
Изначально, когда мы только переходили на самоизоляцию и удаленную работу, появился мем в интернете: «Кто у вас в компании занимается переходом на цифровую трансформацию?» - это же часть всей нашей «самоизоляционной» истории – и варианты ответов: генеральный директор, технический директор и COVID-19.

Я уверен, что во многих компаниях основоположником перехода в цифровую область, чем мы сейчас с вами занимаемся, как раз был COVID-19.
Могу сказать по своей работе – у некоторых интеграторов прямо паника началась, многие заказчики банально не были к этому готовы, и заказчики самого разного уровня. Понятно, гиганты IT-сферы типа Яндекса, Google и т.д. так или иначе были готовы хоть как-то. Банальный ноутбук – это то, с чего начинается переход на самоизоляцию.
Как изменились запросы клиентов?
Что они хотят в последнее время нового?
Андрей Коваленко: Сегодняшнюю историю можно сравнить с тем, как развивался YouTube. Он начинался с любительской съемки на мобильный телефон тех лет. Конкуренция заставляет тех, у кого более-менее содержательная часть в порядке, снимать «по-взрослому». Для этого нужны и достойная камера, и достойный свет, и нормальный продакшен.



Так что здесь от формата Zoom, который в марте стал доминирующим, когда надо было что-то быстро сделать, потихонечку все клиенты уходят в нормальную съемку. По крайней мере, спикер для того, чтобы что-то сказать, приезжает в студию, потому что компании конкурируют с кучей других за внимание зрителей.
Здесь задача продакшена выходит на первый план. Я говорю о коммерческих историях. Для корпоративных мероприятий это чуть менее важно, но тем не менее, тоже важно – как ты видишь своего оппонента, зрителя или спикера. Банально – а действительно ли он меня видит и слышит? Это еще один вопрос, который в Zoom чаще всего открытым остается.
Корректировался ли график выхода новых продуктов в соответствии с текущей ситуацией?
Александр Железняков: Честно скажу, roadmap глобально представлен на 2 года. Корректировки в него вносятся обычно раз в полгода - если какой-то продукт становится более интересным или появляются новые фишки. Плюс у нас внутренняя кухня изменилась, мы можем более качественно и эффективно влиять на принятие тех или иных решений. Если раньше, грубо говоря, было 3 мировых рынка, к чьему голосу прислушивались все остальные, то сейчас любые интересные тренды активно встраиваются. Без ложной скромности можно сказать, что за последние 4 года компания Panasonic очень сильно выстрелила с точки зрения IT-инфраструктуры. Если раньше мы делали просто отличную камеру, дающую отличную картинку, сейчас мы первыми предлагаем инновации.
У нас камеры даже с VR работают. Впервые появился проект с нашей топовой 150-й камерой, когда люди в России используют эту камеру для трекинга в виртуальном пространстве. Все голливудские технологии сейчас реализованы с помощью PTZ-камеры. Графистам нравится качество картинки, низкий уровень шума, разрешение Native 4K. Кино практически стало доступно в корпоративном сегменте.

В целом есть тренд на замещение обычных камер на PTZ, людям требуется качество все выше и выше. И это не мое мнение – это мнение Future Source. Год от года можно наблюдать статистику, как падают продажи и в принципе интерес к камкордерам и в принципе к привычным камерам. Появляется куча OEM-производителей поворотных камер, которые по факту берут одни и те же камеры, клеят разные логотипы и на разных рынках их предлагают.

РЕШЕНИЯ ДЛЯ КОРПОРАТИВНЫХ ПРОЕКТОВ
Как сейчас интересно делать huddle room, переговорки и конференц-залы, чтобы на них еще и зарабатывать?
Какое оборудование ставить, на что обращать внимание, какие потребности там возникают?
Андрей Григорьев: Всех секретов, естественно, раскрывать не буду. Действительно, поменялось свойства запросов. Если изначально все интеграторы, с которыми мы общались, в принципе знали, что делать. Там использовалось достаточно стандартное оборудование – камеры, ВКС, конференц-системы, акустика (хотя про нее многие забывали, видео-аудио в ВКС не менее важна чего бы то ни было). С наступлением режима самоизоляции первое, что вымели (это нас не касалось) – это ноутбуки. Реально была паника. Просто я до этого работал в компании IT-дистрибьюторе, у меня много знакомых оттуда, и они прямо хватались за голову.




У нас первое, что стали спрашивать, и по возрастающей увеличился спрос - это ВКС в любом вообще формате, начиная с базовых, причем и софтовые, и аппаратные.

Интересно, что когда ко мне приходят и говорят, что хотят сделать на Skype, я не отговариваю. Просто Skype – это один из самых базовых вариантов, с которого вообще стоит начинать знакомство с видеоконференцсвязью. После того, что ты условно узнал, как это работает, научился включать-выключать микрофон, когда нужно, чтобы тебя не было слышно и т.д., какой-то бизнес-процесс у себя в компании выстроил, дальше ты поймешь, что тебе нужно от видеоконференцсвязи.
Напомню, что у нас сейчас так работают все муниципальные органы, принимающие решения, причем с рабочих мест. Как ни крути, это важный момент. Они по-прежнему и более чем заинтересованы в качественной видеоконференцсвязи. Её могут в принципе обеспечить на текущий момент только аппаратные устройства.
Есть ли софтовые решения именно с этой точки зрения?
Например, в переговорной комнате стоит программная ВКС, люди туда приходят, уходят, то есть нет такого, что оборудование один раз установилось, настроилось и работает.
Александр Железняков: Начну немножко издалека. Года два назад мы очень плотно законтачились на европейском уровне с производителем облачного сервиса для обучения Panopto. Де-факто это некий облачный стандарт для систем образования, университетов, школ и т.д. Совместно с коллегами мы разработали решение для камер Plug & Play и реализовали более 40 успешных кейсов с огромными университетами, используя их облачную площадку.





Такая потребность уже была, на тот момент Европа это прочувствовала - все лектории и презентации использовались на этой площадке. Но это пока европейский проект. В России тогда такие запросы только приходили. Мы пытались расширить проект на компании типа Ростелекома, Яндекса, на что нам было сказано: «Отлично, давайте нам сюда своего прекрасного клиента, мы сейчас ему сами все предложим». Это нас не в полной мере устраивало, потому что мы хотели предлагать свои решения.

Итак, мы вышли на рынок с новым продуктом. У нас появилась продвинутая веб-камера со встроенным микрофоном, которая по USB, по HDMI, по IP сразу выдает потоки. Что самое приятное, по IP, например, можно сразу стримить на YouTube. Не нужен компьютер, ноутбук –просто ставишь камеру перед собой на столик или штатив, если ты такой супер-мега-профессионал, и можешь вещать свои мысли в 4К формате со сразу эмбедированным звуком. 120 тысяч рублей в ритейле – прекрасная цена.

Мне кажется, у нее аналогов в индустрии нет. Камера имеет прекрасный зум, который можно использовать и в обычных условиях на конференциях.

Пандемия, надеюсь, закончится, и в корпоративном сегменте это обязательно найдет применение не только с софтверными, но с хардварными кодеками.
Модель AW-UE4
Это универсальная камера, на нее у нас сейчас на самом деле много запросов. Мы отвечаем не только за Россию, но и за сопредельные республики, там образовательный сегмент четко понял, что им нужны такого рода профессиональные решения, чтобы люди лишний раз голову не включали. Учитель просто по USB воткнул камеру, она сразу нашлась и работает.
По сути это фиксированная, не поворотная камера - никакой магии нет. Благодаря модной технологии crop-size, которая сейчас набирает обороты, она полезна, когда клиенту не нужна 4К камера, а нужен 4К сенсор. В рамках этого сенсора мы представили большой концепт ROI system для спортивных арен, где уже 8К разрешение, большие сенсоры, где 3 физические камеры заменяют 16-камерный мультикам. Все эти технологии мы впихнули в компактный размер, и для поворотных камер между прочим тоже.
Павел Куделин: Вспоминаю Амстердам – там Barco представила свой новый ClickShare, который позволяет в переговорной комнате пробрасывать периферию, которая установлена в переговорке, через подключенный stick на ноутбук.

Андрей Григорьев: Такое решение сейчас более, чем используется. Во-первых, эта история теперь называется не BYOD (Bring Your Own Device), а BYOM (Bring Your Own Meeting). Кстати говоря, это не обязательно Barco, этот же функционал есть у одной из моделей Kramer в линейке VIA. Подразумевается, что человек пришел со своим рабочим устройством, которым обычно пользуется на работе, куда-то в рабочее пространство. Там стоит та же камера Panasonic AW-UE4, которая подключена к коробочке от Barco или Kramer. С помощью софтового клиента он подключает свой meeting в рабочее пространство и использует то, что ему удобно по работе. Не нужно ничего коммутировать, он банально находится в своей рабочей сети.

Более того, на самом деле это фидбэк с рынка, который изначально прилетел в виде запроса. Еще пару-тройку лет назад, когда только начали появляться эти устройства, многие говорили: «Это конечно круто, но с коммутацией бы разобраться! Я хочу прийти, нажать магическую кнопочку и чтобы у меня все заработало!» Мы уже к этому идем.

Понятно, что всегда есть определенные технические нюансы, но для этого есть интегратор, который получает деньги за то, чтобы эти технические нюансы решать, а заказчик решает проблемы, которые перед ним возникают.

Мы сейчас говорим про решения, которые посредством оборудования, установленного в переговорной комнате, дают возможность участвовать в ВКС (аппаратно или софтово).
Как решается задача проведения обучения удаленных сотрудников?
Допустим, в отделе 100 человек и возникает задача не просто их собрать на Zoom-конференции, а что-то с ними толковое делать, хотя бы стримить, проводить обучение.
Андрей Коваленко: У нас есть платформа, но не могу сказать, что именно онлайн-образования. Скорее, это инструмент для взаимодействия с аудиторией по разным сценариям, будь то сотрудники или покупатели. Обучение – это тоже один из этих сценариев, также как аттестация торговых представителей. Можно подключать различные механики проверки того, что люди только что услышали, при помощи интерактивных инструментов (опросы, голосование, сохранении статистики на платформе). Дальше уже работа идет непосредственно с ней.

Сейчас популярные сервисы детальную аналитику не дают. Например, в соцсетях есть аналитика, но чаще обезличенная. Не знаешь, кто, что и как посмотрел, и дальше не понимаешь, как это интерпретировать. Можно только оценить качество контента в целом, когда человек потерял интерес, чтобы в следующий раз попытаться это учесть в разработке контента.






Мы собираемся нашим заказчикам предоставлять детальную информацию о том, кто наиболее был вовлечен, например, кто те люди, которые задают вопросы в чат. Мы можем даже давать более детальную информацию по пользователям, которые посмотрели до конца все мероприятие со включенным звукам – бывает, люди даже без звука смотрят просто картинку. Все это собирается в интегральную характеристику вовлеченности. Если это бизнес или внутренняя история, тем самым мы смотрим на тех людей, которые наиболее вовлечены, на которых стоит тратить в дальнейшем свое время для работы. Это базовая история.

Продукт у нас в состоянии MVP находится. Мы его финализируем, тестируем, уже можно на нем вещать, базовые сценарии прорабатывать.
РЕШЕНИЯ ДЛЯ СТРИМИНГА И СЕТЕЙ ВИДЕОТРАНСЛЯЦИИ
Рассказывая про камеры, Александр Железняков много акцента сделал на том, что камеры Panasonic не просто хорошо снимают, а обладают еще неким доп. Функционалом, например, могут стримить напрямую на YouTube.
НОВИНКИ, ПРОТОКОЛЫ, SRT
Александр Железняков: Есть прекрасная технология, разработанная компанией Haivision, протокол передачи данных SRT (Secure Reliable Transport). Без ложной скромности можно сказать, что все люди, которые занимаются сейчас стримингом, передают по серым IP-адресам информацию, максимально возбуждены. Проводится огромное количество тестирований. В чем интерес?
Компания Panasonic тоже вошла в этот консорциум, 14 апреля мы официально об этом заявили. Уже 6 мая мы представили абсолютно новый продукт – поворотную камеру. На момент анонса это была первая камера в мире, которая без дополнительных кодеров-декодеров предлагает функционал передачи сигнала SRT, который сейчас поддерживает Mix, достаточно популярный в индустрии. Например, для организации телемоста не нужно покупать комплект коробочек за 10 тысяч долларов. Можно целиком использовать софтовое решение.

Если говорить конкретно про SRT, всегда привожу прекрасный пример.

Есть большое сообщество AV-стримеров. Когда в России эта тема стала максимально актуальна, коллеги почти 3 часа тестировали, и сейчас продолжают тестировать, как отрабатывает SRT и в чем его плюсы. По факту это некий вариант между UDP и RTMP. Основное отличие - это гарантированная и защищенная передача видеосигнала. Даже с потерей пакетов в 2% картинка дойдет до клиента, не будет рассыпаться.

Это очень важный момент – по факту можно устраивать телемосты по защищенным сетям с помощью обычных камер, без прибегания к дополнительным сервисам. Это может быть интересно людям, которые развертывают компактные своего рода мини ПТС, которым нужно обеспечивать корпоративные сегменты и защищенные подключения, для тех, кто занимается обеспечением первых лиц области или мэрии, когда им нужно где-то из полей отвещаться. Технология позволяет с минимальной задержкой получить практически в полевых условиях законченное решение.
Все это было реализовано в поворотной камере AW-UE100.

Если клиенту нужны IP-решения, камера AW-UE100, наверное, как никакая сейчас на рынке, поддерживает такой функционал. Здесь есть и NDI, и NDI/HX, когда можно организовать продакшен-часть для дистанционного стриминга. Например, можно напрямую без компьютеров использовать стрим на YouTube и в FaceBook с помощью RTMP, RTMPS.


Модель AW-UE100
Для более прикладных передач сигналов на большие расстояния, например, 3-4 тысячи километров, возможно, это отличное решение опять же с минимальным финансовым вложением. Например, большинство нефтяных и газовых месторождений находятся дистанционно удаленно, там, кроме тонюсенького потока интернета ничего нет.

Идея в том, что ты просто ставишь одну эту камеру, настраиваешь сразу, куда она льет поток, и таким образом делаешь прямо с нее телемост. Причем можно взять две камеры, и телемост будет в две стороны, что мы сейчас часто видим по телевидению. Соответственно, нужен меньше трафик, меньше задержка, гарантированная передача видео сигнала без использования дополнительного оборудования.
Эта камера только представлена, в России мы ее ожидаем в августе. Так как мы работаем в проектном сегменте, думаю, что AW-UE100 будет актуальна именно когда мы все дружно начнем выходить из самоизоляции. Сейчас есть камеры, которые поддерживают обычный поток RTMP, RTSP. RTSP можно программно кодировать в SRT и тем самым использовать этот протокол. У компании Haivision есть решение Gateway – софтверный декодер, который берет хоть live-сигнал, хоть закодированный IP-поток, превращает его в SRT и использует. Я знаю топовых вещателей, например, ТВ-Старт, у которых есть комплект оборудования, которое они используют для передачи по обычным сетям контента телевизионного уровня для трансляции. Это реально отличная технология. Сейчас это топ стриминга из того, что доступно на рынке.
Личный опыт использования. Как используются PTZ камеры и на чем можно зарабатывать интегратору?
У Андрея Кононенко есть в использовании какое-то количество 130-х камер PTZ. Интересно, как они используются: в каких проектах, для каких задач. Скорее всего, нас читают интеграторы, и думают, на чем сейчас можно заработать? Мне кажется, интересно набрать разного опыта из разных сфер и представить это в виде такого: есть такой-то проект, его можно просто клонировать, например, у себя в городе, приходить к заказчику и говорить: «Смотрите, есть такой положительный опыт, давайте, мы вам сделаем то же самое».
Андрей Коваленко: В чем для нас плюсы и почему мы роботизированные камеры взяли – это история прежде всего про экономию на людях. В основном они задействованы для внутренних мероприятий, например, ВТБ, Амвей, некоторые финансовые организации их используют для стратегических сессий.
История для заказчика получается очень дешевая – ведь по сути мы очень быстро эти камеры на площадки разматываем, питание точно также идет по POE, и для работы нам практически нужен только продюсер, который отгоняет людей от нашего оператора, инженера и режиссера в одном флаконе.

С точки зрения постановки это относительно простые проекты, где спикер находится в некой статике, например, мы работаем двумя камерами на самого спикера: например, общий крупный план и обратная точка, если есть аудитория.

Как правило сценарий использования для этих камер – это внутренние стратегические или какие-то еще мероприятия, то есть коммуникация с сотрудниками. Фактически это организация внутрикорпоративных трансляций для обучения или просто для встреч с сотрудниками.

Понятное дело, камеры не самые дешевые. Если есть некая регулярность в том, что происходит, наверное, есть смысл заказчикам их приобретать. Но опять-таки вместе с камерами, как правило, нужна дополнительная история. Я опять вернусь к платформе, которая позволяет простроить ту самую обратную связь с аудиторией, для которой рассказывает спикер. Для нас это практически всегда проектная история.

Например, во время стратегической сессии спикер собирает вопросы от аудитории, с которой работает следующий раз, либо он может их собирать в интерактиве, если позволяет возможность, и отвечать на них сразу. Редко для нас стоит задача просто что-то фиксировать на камеры.
Модель AW-HE130 - PTZ
Мне представляется, что если география позволяет, например, мы говорим о Москве, то в качестве пробы мы можем сделать какое-то мероприятие, показать заказчику воочию, как все работает. У нас есть записи, мы можем по запросу показать, как это выглядит вживую, если у кого-то есть интерес, как выглядит картинка, как двигаются камеры. Движение чаще всего на скриптах построено, то есть мы заранее приезжаем, выстраиваем будущую картинку и предлагаем свою платформу. Так что можно все это в совокупности вживую посмотреть и оценить.

Андрей Григорьев: Стоит отдельно отметить для понимания, что рекомендованная розничная цена на 130-ю камеру - около 800 тысяч рублей. Это к вопросу - зачем платить дороже, если есть что-то дешевле. Для Андрея, например, эта камера считается достаточно низким ценовым сегментом, потому что в его трансляционной истории крайне важно качество картинки.

Здесь нужно понимать просто формат – это не вебинар, где человек в маленьком окошечке зачитал текст, потом галочку себе поставил и побежал дальше. Нет, у нас изменился вообще в принципе формат общения. Мы сидим в онлайн, и что сделать для того, чтобы зритель там не уснул? Людям важно знать, куда смотреть, куда копать, что в принципе происходит?

У наших некоторых партнеров, когда мы ушли на самоизоляцию, была прямо паника и истерия – что происходит, куда движется рынок? Потому что одномоментно «отвалились» проекты, которыми они занимались, изменился сам формат. Именно поэтому в таких онлайновых вещах крайне важно, как выстроена картинка, как происходит взаимодействие с аудиторией. Это же динамика – для человека, который смотрит трансляцию, важно видеть некую живость, а не просто бубнеж на камеру, когда сидят 3-4 человека и что-то обсуждают.
Посмотреть, что происходит, можно на примере двух достаточно крупных компаний, которые к нам имеют опосредованное отношение, но, тем не менее, мы с ними сталкиваемся: производитель камер начального уровня Logitech и компания Microsoft – два мировых гиганта. У них на текущий момент идет история про социализацию. Когда у нас всех работа перешла домой, дом плавно перешел в работу – все поменялось, наши домашние обитатели (жены, дети, домашние животные) активно вторгаются в эту сферу.
Исходя из этого что предлагать?

Мы предлагаем уже чуть другое, за чем выстроились очереди – это все те же камеры Panasonic хорошего качества. В данном случае у Panasonic тоже меняется парадигма - Саша не до конца раскрывает все свои истории, думаю, он их на будущее бережет. Если посмотреть, все наше общение уже в онлайн: мы с друзьями по вечерам в онлайн, мы по работе в онлайн, как ни крути. Все время тратится на это. Соответственно, спрос на наши истории с классическими софтовыми ВКС гипертрофировано вырос.

Не знаю, поменяется ли ситуация в дальнейшем. Понятно, что мы все выйдем в какой-то момент с самоизоляции. Чтобы сориентироваться, можно посмотреть на страны Европы, что там происходит. Там постепенно люди начинают выходить в привычные сферы работы и жизнедеятельности с определенными изменениями в правилах (социальная дистанция и пр.)
Как оборудовать удаленные рабочие места?
Если исходить из того, что люди сидят по домам, что предлагать компаниям – ведь стоимость оборудования для человека дома должна быть небольшой. Грубо говоря, требуется комплект оборудования, стоимость поставки которого на рабочее место не слишком велика, который можно поставить нужным сотрудникам домой, оборудуя рабочее место, например, начальникам отделов, чтобы они нормально общались со своими сотрудниками. Есть ли такое решение?
Андрей Григорьев: Да, такое оборудование у нас есть, та же самая ВКС от компании Panasonic, о которой на самом деле немногие знают, но которая в текущих реалиях наиболее оптимально для таких вещей подходит, потому что у Panasonic (и это касается в целом всей компании) достаточно консервативная ценовая политика. Если говорить про видеоконференцсвязь, то у них прайс не менялся, не соврать, уже года 4, наверное. Представляете, 4 года не меняется прайс-лист, и он рублевый! Насколько это круто, особенно с точки зрения длинных проектов.
Этот базовый комплект для корпоративного клиента сейчас перетек домой. Но это не самое популярное решение. Самое широкое распространение сейчас получил просто ноутбук с ПО. Мы с ним не воюем. Это, наоборот, наши будущие клиенты. Люди, которые используют ВКС, уже погрузились во всю эту историю, я уже говорил об этом. Дальше они уже понимают, где им нужно что-то менять.

Самый базовый комплект ВКС Panasonic стоит 180 тысяч рублей в розницу. Это аппаратное решение на одну точку, если говорить про средний управленческий уровень. Дальше есть на большее количество точек, например, на 4 точки цена уже 300 тысяч рублей. Это вполне себе бюджетные деньги для организации.

Если говорить про бюджетные вещи, про низкий ценовой сегмент, то с ноутбуком, планшетом, смартфоном – с чем угодно – конкурировать бессмысленно. Это не то, куда интегратор смотрит, куда ему нужно направить свои усилия. Ему нужно понимать, куда в принципе смотреть.
Компания Элемент 1 рассказывала про автоматизированную трансформируемую мебель. По сути можно сделать некое решение, когда зал будет трансформироваться в автоматическом режиме под разные форматы.

У Panasonic тоже есть роботизированные решения. В Амстердаме были некие конструкции, на которых были установлены камеры PTZ, которые по определенным маршрутам катались и снимали.
Как использовать автоматизированные решения и какие возможности это дает интегратору?
Андрей Григорьев: Приведу пример с эвентами. Топовые мероприятия, например, Infocomm и Microsoft Build уже перешли в онлайн, и это прямо тренд.





19-21 мая проходил Microsoft Build, и тоже все онлайн: СЕО вещают онлайн, виртуальная студия онлайн, в которой два человека сидят на социальной дистанции. Это все онлайн – мы уже в новой реальности! Мы уже трансформировались.
Александр Железняков: Компания Panasonic и тот отдел, который я представляю, когда общаемся с интегратором, с конечником, понимаем его нужды и готовы здесь и сейчас озвучить бренды, которые ему понадобятся, и плюс-минус, сколько денег под это нужно. Это зависит от того, какую виртуализацию он хочет.

Первый вариант – можно сделать кеинг на базе микшера. Например, микшер 410 в HD отлично кеит, на Олимпиаде себя зарекомендовал, в Сбербанке и в Роснефти стоит. Он хромакей режет в 10-битном качестве. Микшер стоит примерно 800 тысяч. Камера 10-битная также по 800 тысяч. В зависимости от того, сколько планов, ракурсов нужно, получается студия. Нужно рассчитывать разные световые приборы, но обычно берется 800-1000 Люмен на квадратный метр.
Модель AV-HS410E
Мы сделали интересный шаг. Многие производители говорят: «Вот камера, дальше вертитесь, как хотите». У компании Panasonic есть законченная продакшен-часть. Мы договорились с третьими производителями об эксклюзивных продуктах для наших решений.
Например, через AUVIX можно приобрести полный комплект для автоматизации решений. Самый доступный вариант, новинка этого сезона – это PanaPod

Это передвижной девайс в кейсе, по факту – телескопический пьедестал, который в любой момент можно подвинуть. Он управляется с того же самого пульта, с которого управляется и камера. Можно менять ракурс дистанционно, что позволяет реализовать любые фантазии, которые есть.
Такого рода машинерия с пьедесталами стоит в Информационном бюро Россия сегодня. После того, как прошли первые вебинары, у нас прилетело 4 проекта на волшебные PanaPod, когда камера должна выезжать, например, из оркестровой ямы, или в нужный момент дистанционно подниматься и обратно заезжать, чтобы не отвлекать людей, то есть когда нужно получить именно этот ракурс. Она практически бесшумная, может управляться системой автоматизации (открытые протоколы управления) - любой полет мысли!

Поэтому была бы задача здесь и сейчас, можете к нам обратиться – подскажем.

Если говорить о трендах и том, что выстрелило за последние 2 месяца, могу сказать, что крупные объекты, как закладывались, так и идут своим чередом. У нас неожиданно прорезались церкви. Реально трансляции из церкви – это вообще must-have. Я видел западные слайды, что одна из сфер применения – церкви – ха-ха! – и не думал, что это когда-нибудь дойдет до нас. Но первое мое «ха-ха» было, когда мы для одной прекрасной локации сделали ПТС в кейсах на базе поворотных камер и с дополнительными ТЖК.

Как стираются границы между системной интеграцией, стриминговыми решениями и бродкаст индустрией
Павел Куделин: Из того, что я раньше видел, во всяком случае в России, рынок системной интеграции, стриминговые решения и бродкастинговые решения – это были три отдельные сферы. Сейчас они очень быстро перемешались. Получается, сегодня компаниям нужно постоянно быть онлайн и стримить, а системным интеграторам - очень быстро накачивать компетенции, которые раньше они обходили стороной. Я имею в виду все эти YouTube, Facebook Live, RTMP, NDI и прочее. Не уверен пока что, что это все совместилось с бродкастинговым рынком, потому что все-таки это отдельная тема, но то, что системному интегратору сейчас важно иметь компетенции в области протоколов, решений по видеотрансляции и стримингу – это для меня совершенно точно.
Андрей Григорьев: На самом деле сейчас все так смешалось в кучу – кони, люди. Реально поток запросов вырос. Даже категория, которая у Александра в компании называется ProAV broadcast, у нас называется «Записи трансляции» - неспроста, хочется сказать! Потому что Panasonic – это не только камеры. Саша не говорит про видео микшер плюс триммер, что в принципе тоже интересно, или как видеорекординг осуществляется. Есть много разных технических нюансов.

К чему я все это веду? Действительно, запрос на запись трансляции, как таковую, составной частью которой являются камеры, вырос кратно. Немногие компании пока для себя могут понять, для чего. Они поняли, что нужно быть в онлайн, что это позволит, например, обучить сотрудников, если это внутренняя история, или организовать какие-то встречи, или записать ролики, то есть решить внутренние потребности. Вторая часть пытается для себя определить, как, наоборот, компанию все более и более известной сделать.

Кстати, это касается не только корпоратива, но в том числе и образовательного сегмента, например, на открытую лекцию спикеру необязательно приезжать в локацию. В конце концов мы дожили до такого момента, когда ездить не только не нужно, а даже запрещено. Задача - в своей локации, своим пользователям (студентам, преподавателям, сотрудникам, не важно) организовать интересного спикера.

Следующая история – это представленность компании в интернете по всем фронтам в соцсетях (YouTube , Instagram, Facebook и т.д.). Здесь, естественно, важно качество контента. Он не должен быть хуже, чем требования рынка. Но нельзя делать качественный контент на веб-камерах – такие вещи изначально не были очевидны. У меня есть небольшая статья «10 советов», в которой раскрываются простые банальные вещи про ВКС: куда поставить камеру, где и как проверить микрофон. Такие вещи, наверное, заказчик для себя только через какое-то время узнал, а интегратор не может их донести до заказчика по ряду причин – не хочет, не может или сам не знает.

Фидбэк с рынка от конечного заказчика поступает негативный, что ребята, вы нам тут сделали, а оно не работает. Ему не важно, почему не работает – по причине разорванного кабеля, или никто не обучился, или не хотели обучаться, а нужно все здесь и сейчас, и мгновенно, и с одной кнопки.
РЕШЕНИЯ ДЛЯ ОБРАЗОВАНИЯ
В образовательной сфере все хотят недорого – бюджетный или средний ценовой диапазон. Любопытно больше вузовское образование. А сегменту школ, которые сейчас тоже сидят на удаленке, можно ли что-нибудь предлагать?
Александр Железняков: Новый тренд – виртуализация для учебных центров и крупных компаний, когда человека снимают на зеленом фоне, на который накладывается любая графика. Человек в кадре что-то рассказывает, более-менее визуализируя это. Плюс, может быть дополнительная голосовалка, какая-то информация. Есть достаточно много решений от различных компаний, которые представлены на рынке, и они у меня стоят в голове. Когда клиент говорит: «У меня такая-то задача», я ему предлагаю то-то и то-то, но съемочную часть он закрывает компанией Panasonic.

Честно скажу, школы больше ориентированы на ТЖК – обычные компактные камеры. Мы сейчас представили новинку, которая с июня стартует - Camcorder AG-CX10.
Camcorder AG-CX10
В чем его эксклюзивность, чем он интересен школам:

1. Относительно адекватная цена (порядка 200 тысяч рублей)
2. Напрямую может стримить в YouTube. Например, проходит праздник в детском саду, RTMP-поток линк скопировал с YouTube, и прямой стрим туда идет.

Это реально в школу может заходить. Если честно, я не очень верю, что в школе какая-нибудь Марь Иванна будет бегать и управлять поворотными камерами, настраивать IP-потоки. Это сложно. Но вполне возможно ребенку дать в руки камеру, научить факультативно снимать, зуммировать, делать красивый кадр и параллельно закрывать все IT-задачи. Для школы это решение. Плюс, эту же камеру можно использовать как продвинутую вебку.

Но мне кажется, повторюсь, что мы немножко в другом ценовом сегменте и уровне решений. Когда нужно просто «показометр» за дешево, есть достаточно много других решений, где не так критично качество картинки. Все-таки школа – это немножко про другое. Когда вижу по телевидению, как ракурсы выстраивают в школах – ОК, думаю, для этого вебки будет достаточно. Мы нужны, когда люди понимают примерно полет мысли, когда они уже перешли на следующий этап. Как правильно Андрей говорит – у пользователей Skype и Zoom следующий шаг - к нам.
РЕШЕНИЯ ДЛЯ ТЕАТРОВ И ДРУГИХ КУЛЬТУРНЫХ ОБЪЕКТОВ
Александр Железняков: У нас есть мощные слайдеры с телескопическими пьедесталами. Они могут быть интересны не только в корпоративном сегменте, но в театрах, музеях, чтобы камера была подвижная, давала интересный ракурс.

Еще один небольшой пример. Изначально есть 130 камера, которая по факту сейчас является единственной райдерной для театральной и культурной индустрии.

Компания Panasonic предлагает роботизированную систему. Мы готовы выйти с интегратором на объект и предложить полностью законченное решение с точки зрения продакшена и визуализации. Здесь основной момент – решение все дешевле и дешевле, но хочу вернуться в другую реальность, где есть еще райдерные позиции. В театральной индустрии никто не отменял вопросы, связанные с задержкой прохождения видеосигнала, что все должно происходить по щелчку оператора-постановщика, который следит за трансляцией. Достаточно много нюансов, которые нельзя забывать.
Чем отличаются, например, камеры в более дорогом сегменте? Тем, что они за счет более дорогой начинки и мощной обработки выдают видеосигнал с задержкой всего лишь в 1 фрейм. Это уровень телевизионной студии. К этому райдеру ни одна камера у конкурентов приблизиться не может. Поэтому они активно используются в большом Театре, в Мариинке, в Новой Табакерке и много где еще. Это камера, которая, к сожалению (или к счастью) стала де-факто стандартом. Если тебе нужна камера в оркестровой яме с задержкой 60-80 мс, как это обычно было в аналоговых камерах, которые прописаны у Минкульта, и все хотят им следовать, то де-факто ты заложник этой камеры.

Дальше уже начинается вопрос полета мысли – нужна тебе эта машинерия, хочешь ты делать красивые планы, выездные пьедесталы, или у тебя просто технологическое телевидение? Здесь нужна работа с заказчиком. Когда мы видим бюджет, то мы под бюджет, конечно, можем подбирать оборудование. Но мы еще решаем поставленные задачи. Это два разных подхода – или бюджет, или задача.
Павел Куделин: Соглашусь, что важно учитывать, что есть определенные требования в рамках задач, и они объективны, например, государство требует по нормативным актам такую-то цифру – дай мне ее. Помню, ты рассказывал пример с театром, который меня поразил - что трансляция театральных постановок сильно отличается от трансляции телевизионной.

Александр Железняков: Есть интересный пример. Наши камеры установлены в большом количестве театров, и в частности, в Онлайн театре (https://onlineteatr.com/). Сделан такого рода портал компанией InterMedia. Они предлагают интересный стриминговый сервис, когда за 300 рублей можно посмотреть постановку или премьеру своего любимого театра из любой точки мира, подключившись в интернете к от одной до трех камер. Оказалось, что обычная телевизионная трансляция, которую мы можем видеть, например, на телеканале Культура, многих театральных фанатов не устраивает. Необычно для нас, технарей, звучит!

Это связано с тем, что режиссерская задумка – это визуализация. В театре нужно показывать общий план, когда ты видишь своими глазами плюс-минус всю сцену и понимаешь все происходящее. Режиссер же телевизионной трансляции постоянно хочет показать крупный план, что происходит с руками, какую-то подсъемку, еще что-то. Здесь уходит изначально театральная задумка – что на заднем плане происходит, может быть, тоже имеет место быть. Поэтому этот момент с точки зрения присутствия в театре здесь и сейчас, достаточно важен. Плюс многие театры сейчас задумались о том, что им нужно расширять сферу присутствия людей в зале, что они должны быть не только в зале вживую здесь и сейчас сидеть на постановке, а также могут подключиться через веб и иметь ощущение присутствие.

Все это к нам приходит с запада. Там у нас много проектов, где 4К транслируют, подписки на год вперед покупают. Это очень мощное решение, которое можно отлично монетизировать. В момент, когда идет общение с клиентами, важно объяснять, что камера – это не зло и не просто вспомогательное техническое средство, как ее раньше использовали – что-то видно, и так сойдет. Нет, сейчас нужна красивая картинка, когда в VIP ложу идет параллельная трансляция, когда эта картинка встраивается в digital science, например, в SpinetiX, по IP потоку это все раскрывается, параллельно накладывается информация о билетах. То есть любым способом мы заманиваем клиента, расширяем кругозор.
Приведу необычный пример с олимпиады. В свое время в середине 90 годов был крайне незрелищный спорт – как вы думаете, какой? Биатлон чуть не умер на Олимпийских играх, потому что его было очень сложно снимать и демонстрировать. В итоге коллеги из компании OBS предложили мощное решение – специальные роботизированные системы, которые и сейчас используются. Они абсолютно по-другому раскрыли то, что происходит на лыжне и стрельбище.

Например, у нас есть проекты по оснащению спортивных комплексов с бассейнами. Вдоль бассейных бровок прокладывают машинерию, чтобы когда человек плывет на соревнованиях, шла трансляция на большие экраны, как он плывет. Здесь более креативно надо подходить – люди хотят визуализации. Часто заказчик - заложник бюджета: камеры там и там, все. Немножко шире смотрим и люди потянутся.
Андрей Коваленко: То, что биатлон стал другим, наверное, связано с тем, что Дмитрий Губерниев вырос и стал работать в эфире. Мне кажется, это даже важнее в конечном счете.

Александр Железняков: Без хорошего комментатора никак – мы это чувствуем, поэтому сегодня Павел с нами.
Павел Куделин: В продолжении твоих слов. Очень часто интегратор идет от заказчика в плане формулирования идеи, а то, что ты говоришь – это процесс ровно обратный, когда интегратор высказывает свои креативные задумки в рамках того, что может понравиться клиенту. Я вижу, что зачастую клиенты не могут сформулировать какую-то идею. У них есть наметки, они хотели бы в эту сторону смотреть, но что конкретно можно сделать - этого они сформулировать не могут.

Александр Железняков: Ты абсолютно правильно говоришь. Представь, сидит представитель театра и директор. Приходит три интегратора и примерно все то же самое говорят: «Мы вам можем поставить камеры!» - «И мы можем поставить камеры.» - «А мы можем еще дешевле поставить». – «А я еще дешевле!» И никто не говорит, что может подойти к вопросу вообще с другой стороны – сделать визуализацию, привлечь людей, использовать более креативный подход.

Люди смотрят наши трансляции, изыскивая для себя что-то новенькое, и добавляют этот момент в портфолио, чтобы не быть как все. Потому что все сейчас конкурируют почему-то в ценах. Никто не конкурирует в идеях и решениях, например, от SDI уйти в IP 2110, предложить более гибкую инфраструктуру на десятки лет вперед.
Андрей Коваленко: Любое мероприятие, которое снимается, всегда является каким-то форматом. А если есть формат, то у него есть идеолог – обычно в этой роли выступает режиссер-постановщик или автор сценария этой идеи.

Зачастую, извините, коллеги, но вопрос камер далеко не на первом месте стоит. Скорее, здесь вопрос стоит о том, что будет проходить и в каком формате. В зависимости от этого подтягиваются все остальные истории. Мы в своей обычной практике именно на контентную составляющую смотрим, а потом уже техническую, при этом подключая тот телевизионный опыт работы с контентом, который у нас есть.
Мне кажется, именно это важно понять, что за мероприятие планирует делать заказчик, кто является аудиторией этого мероприятия, каким он видит формат этого мероприятия. Это основа, с этого обычно и нужно начинать.

Если говорить про театры, то существует отдельный самостоятельный жанр телеспектакль, который с точки зрения постановки адаптируется под телевизионный экран. Театрам сегодня, если зрители у них будут отсутствовать, придется адаптировать спектакли для телеверсий. Они не смогут в той же парадигме, к которой зрители привыкли, один в один снять спектакль на камеры и показать. Это не сработает для зрителя.

Андрей Григорьев: На самом деле мы сейчас прямо ушли в индустрию шоу, а это же касается не только шоу. Первое, с чего мы – дистрибьюторы, которые, казалось бы, про оборудование, про логистику, про финансовые инструменты и все такое, начинаем общение с интегратором в новом проекте – мы садимся и обсуждаем то, что происходит в рабочем пространстве. Это не касается онлайн мероприятий, театров, ДК и всего остального. Нет, это банально про переговорку – мы втроем - интеграторы, дистрибьюторы и конечный заказчик - сидим и пытаемся выяснить, какую задачу заказчик будет для себя решать в этой переговорке. Могу сказать, что задачи иногда отличаются друг от друга кардинально. Кто-то привык работать руками, рисовать на дашборде, кому-то нужно все перевести в цифровой вид и там появляется интерактивная доска. Причем она должна быть такой, чтобы ее было видно удаленным пользователям, и каждый из них мог совместно на этой доске работать.

В данном случае вы перешли в область шоу, я хотел бы вас все-таки вернуть в область мультимедиа, в рынок ProAV. Это абсолютно про то же самое.

Мы говорим о том, что есть техническая реализация проекта, а есть что-то чуть большее, что можно забирать себе, например, можно забирать себе еще и контентную составляющую.
ЧТО ЕЩЕ, ПОМИМО ТЕХНИЧЕСКОЙ РЕАЛИЗАЦИИ,
СЕЙЧАС МОЖНО ОБЕСПЕЧИТЬ?
Какие еще части проекта можно на себя брать?
Павел Куделин: Точно знаю, что многие боятся заходить в контент просто потому, что это не их тема, и они сразу начинают в ней плыть. Там все довольно не структурировано иногда бывает. Если интегратор заходит в контентную составляющую, он может там просто увязнуть. Знаю примеры, когда у интегратора есть контентный отдел, например, в компании Ascreen или в ТЭКО (Питер), потому что там много музейных инсталляций. Насколько мне известно, контентная история там до недавнего времени была нужна, но не прибыльна (может, сейчас что-то изменилось).

Андрей Коваленко: Для нас это основной хлеб, поэтому мы от этого никуда не денемся. Понимаю, что с точки зрения корпоративных историй, скорее всего, есть два формата, один из которых – это фактически видеофиксация того, что происходит. Тем не менее в достаточно больших компаниях, географически разнесенных, существует формат, когда решаются задачи и HR, в том числе. Например, в Сбербанке проходит в декабре однодневное мероприятие, на котором Г. О. Греф общается со всеми сотрудниками в режиме прямой трансляции, получает вопросы, отвечает, сотрудники реагируют на его ответы, он видит их реакцию, в зависимости от этого выстраивает дальнейший диалог. На мой взгляд, это самый яркий пример того, что в индустрии может происходить.

Что мы со своей стороны можем в качестве комплексного подхода предложить? Ранее упоминалось о том, что сейчас многие, наверное, столкнутся с тем, что надо начинать работать с протоколами, трансляция мероприятий может быть в социальные сети – в FaceBook, в Одноклассники, в ВК и т.д. При этом, наверное, большая часть корпоративных историй являются не публичными. Мы здесь можем предложить построить взаимодействие спикеров с аудиторией на базе нашей платформы.

Что платформа может дать заказчикам? Прежде всего, реакцию на то, что происходит, спикеру. Он может понимать, как аудитория реагирует на то, что он говорит, и в зависимости от этого выстраивать свой дальнейший диалог. Со стороны зрителей мы предлагаем историю как раз интерактива, то есть не то, как сейчас происходит диалог, когда есть модератор, который управляет общением. Но не всегда такой модератор есть, и поэтому спикер может выстроить диалог с аудиторией при помощи интерактивных инструментов (чатов, голосования, сессии вопросов и ответов, игровых комнат и пр.), которые позволяют реализовывать различные механики взаимодействия.

Плюс к этому, если бизнес опять-таки нацелен своими мероприятиями наружу, мы предлагаем мощный блок статистики, который в отличие от социальных сетей, позволяет собирать контакты, оценивать просмотр контента и вовлеченность зрителя, и при этом дает возможность оценивать реальные квалифицированные лиды и осуществлять продажи.

Если рассматривать историю исключительно во внутрикорпоративном разрезе, мы предлагаем систему, которая обладает набором базисного функционала и развивается. У вас появится быстрый HTML-плеер, можно интегрировать несколько звуковых дорожек, если, допустим, требуется перевод, есть возможность смотреть контент на английском и русском языках, например. Можно осуществлять запись трансляции с сохранением на платформе, рестриминг в социальные сети, если есть задача показать мероприятие внутри и оттранслировать его на FaceBook, YouTube , Одноклассники или ВК.

Андрей Григорьев:: Мы говорили, что картинка не монетизируется. Хотел рассказать интересный кейс, который разрабатывает наша компания. Один очень известный спортивный клуб пригласил нас, чтобы мы разработали визуальный концепт того, как удерживать людей на местах для обеспечения безопасности. Когда люди приходят на спортивные мероприятия, пока они рассаживаются, нужно показывать им какое-то шоу. На экранах должно что-то происходить. Не зря на западе существуют так называемые кисс-камеры, накатывающие крупным планом. То есть параллельно рассадке происходит шоу, чтобы люди ради безопасности сидели на местах. Здесь визуализация очень даже важна. Просто заход немножко с другой стороны.

Павел Куделин: Реализовывайте идеи, покупайте, продавайте и делайте что-то интересное. Спасибо.